Розмір шрифту
Кольори сайту
Настройки
Мова сайту
Звичайна версія сайту
Офіційний сайт Харківської міськради,
міського голови,
виконавчого комітету
2014-05-26 14:04:53
Геннадий Кернес: «Из-за травмы позвоночника мои ноги пока не работают»

Мэр Харькова — о покушении, помощи нынешних чиновников в его отъезде в Израиль, изменениях в рядах своей охраны, причинах конфликтов на Востоке, управлении городом по телефону и о необходимости «склеить» страну воедино.


- Добрый день, Геннадий Адольфович. Почти месяц прошел с момента покушения на вас. Как себя чувствуете, что говорят здеш­ние врачи, какие дают прогнозы?

— Сколько продлится реаби­литация - я не могу сказать. И этого вам не скажет ни один врач. Это зависит от Бога, от меня и, конечно, от обстоя­тельств. После тех ранений, которые я получил, я считаю свое состояние удовлетвори­тельным. Главная проблема, связанная с тяжелым поврежде­нием позвоночника, — это то, что у меня пока не работают ноги. Но я постепенно возвра­щаюсь к полноценной жизни.

Вы будете проходить курс реабилитации здесь, в Израиле?

— Не только в Израиле, но и в любой точке мира, где мне смогут помочь.

Кто настолько оперативно организовал вашу переправку из Харькова в Хайфу после поку­шения, и во сколько все это вам обошлось?

— Мне не один год, и я за свою жизнь приобрел много друзей. Именно друзей, кото­рые, узнав, что случилось, сде­лали все возможное, чтобы спа­сти мне жизнь.

Вы вспомнили о друзьях. Зачастую критические ситуации также являются и проверкой на крепость дружбы. Все ваши дру­зья эту «проверку» прошли?

— В любых ситуациях я не хочу давать кому-либо оценок, но могу сказать: в ситуации, которая произошла со мной, я, наоборот, нашел еще больше друзей.

Я думаю, вы видели и читали в СМИ версии о том, что покушение могли организовать и вы сами...

— Я думаю, что те, кто желал моей смерти, и распространя­ли слухи, что я инсценировал покушение на себя. Стреляли с расстояния, по-снайперски, стреляли в сердце. После полу­ченных мной ранений врачи оценивали мои шансы выжить как один к миллиону. Любой здравомыслящий человек пой­мет — какие могут быть инс­ценировки с таким риском для жизни? Все эти слухи не более чем фикция со стороны тех, кто, скорее всего, причастен к покушению. Я четко пони­маю — это была хорошо спла­нированная и организованная попытка убийства.

Кого-то конкретно вы подозреваете? Что это было: личные счеты, политическая деятельность...

— На сто процентов я не могу сегодня быть уверенным ни в одной из версий. Необхо­димо оценить разные обстоя­тельства. Главное, вы же сами понимаете, в Украине сейчас столько оружия на руках, идут такие непредсказуемые процес­сы... Харьков — приграничный город. Там были свои процессы, связанные с тем, что некоторые силы пытались раскачать ситуа­цию по образу того, что сейчас происходит в Донбассе. Я четко заявил, что такого не будет, что Харьков — неотъемлемая часть единой и неделимой Украины, и отстаивал эту точку зрения. Стало ли именно это причи­ной покушения — не знаю... Не могу сказать. Во всяком случае, вряд ли это было сведением личных счетов.

Вы говорили, что, даже нахо­дясь в Израиле, продолжаете руководить Харьковом. А можно узнать, как и какие механизмы используете?

— Технически это происходит следующим образом: я общаюсь со своими заместителями, дирек­торами коммунальных пред­приятий по телефону. Они мне отзваниваются, докладывают, какие есть проблемы и как тот или иной процесс можно урегу­лировать. Надо — по спикерфону соберем и проведем совещание. В общем, я знаю обо всем, что происходит в городе. Пока что эта система работает, и слава Богу. Но я намерен скоро вернуться домой! Поэтому все будет хорошо.

Вас также слушаются и боятся, как и ранее?

— Бояться меня не надо, но то, что слушают — это да.

В момент покушения вы были с охраной, в израильской клинике также со своей охраной. Будете ли вы теперь усиливать ее или пересматривать меры своей безопасности?

— Это уже мое личное дело. Но в отношении охраны я, конечно же, сейчас предприму другие действия.

Для многих оказалось уди­вительным то, как вас — пред­ставителя Партии регионов, находящегося еще и на подписке о невыезде, «новая власть» так легко и оперативно выпустила за границу. Могли же и отомстить.

— Мог быть и такой сценарий. Но я сразу хочу сказать спаси­бо всем тем правоохранителям, высокопоставленным началь­никам, которые приняли такое быстрое и правильное реше­ние. Потому что вопрос стоял о жизни и смерти. Я думаю, что их решение — правильное, и они могут в этом убедиться, видя, что я остался жив. Я остался жив благодаря тому, что мне изме­нили домашний арест на пору­чительство депутата Тедеева, вернули заграничный паспорт, который находился в Генпроку­ратуре. В итоге — я здесь.

— А что касается ваших дел: насколько, как вы думаете, оно будет расследовано честно и прозрачно?

— Я не следователь и не могу сказать, что будет с уголовным преследованием против меня. Что же касается уголовного дела о покушении на меня — я тоже вам ничего не могу ответить. Я даже не знаю, на каком этапе находит­ся расследование, со мной никто по этому поводу не общался.

В любом конфликте не бывает правых или виноватых — ответ­ственность ложится на всех. По вашему мнению, в чем причина всех сегодняшних событий в Украине?

— Причина такова, что у нас между территориями есть большой водораздел. И тот, кто сегодня «склеит» Украину — получит в награду всеобщее признание. Мы должны иметь свою страну — у нас не может быть несколько Родин. Поэто­му я очень много думаю над тем, в какую страну я скоро вер­нусь. В ту Украину, из которой меня вывезли на лечение, или в другую, без какой-то части? В этом отношении очень тяжело.

А что ожидаете увидеть, вернувшись?

— Только мир и согласие.

На президентских выборах вы все еще будете находиться в Израиле. Будете ли вы голосовать и кому отдадите предпочтение?

— Это мое личное волеизъ­явление, поэтому давайте не будем об этом говорить. Но голосовать, несомненно, я буду.

Когда вы еще находились без сознания после первой операции, ваши друзья сказали о вас: «Не дождетесь!». Что вы можете сказать сейчас, уже самостоятельно?

Мне есть что сказать. Я люблю свой город, я люблю Украину, я люблю своих друзей и хочу, конечно, чтобы мы были все вместе.

Газета «Сегодня», 26 мая 2014 г.